- Бактыгуль, расскажите о занятии, которое, очевидно, вам приносит и доход, и моральное удовлетворение…

— Я работаю в Москве вот уже несколько лет аниматором. Это сравнительно новая профессия, особенно в мигрантских кругах. Помимо этого я являюсь руководителем медиапроекта, в котором мы с нашей творческой группой снимаем скетчи на разные темы. Людям нравятся выпуски, пишут отзывы в соцсетях. Мы садимся втроем с Гулдесте Капаровой и Мадиной Жапаровой — в итоге рождается какая-нибудь идея, которую мы тут же воплощаем в жизнь…

Аниматор Бактыгуль Алимкулова с известными артистами России

- Как давно началась ваша жизнь в Москве, учитывая, что у каждого мигранта есть своя неповторимая жизненная история?

— Я приехала в Москву  для развития и чтобы отвлечься от нелегких воспоминаний после нелегкого развода. Мне нужны были  саморазвитие и перезагрузка. Росла я в дружной и счастливой семье.

Приехала в Россию в середине нулевых и стала работать поваром. Кстати, этой профессии я отдала пять-шесть лет жизни в Москве и сейчас могу говорить блюда национальной, европейской и азиатской кухонь. Потом была менеджером в одной компании, но так как по образованию я педагог, то всегда мечтала посвятить себя детям, у самой растет сын.   

Поваром проработала в итальянской, европейской кухне более пяти лет, до сих пор иногда езжу на подработку в кейтеринговые службы, я туда с удовольствием приезжаю. 

По диплому я педагог, окончила вуз в Намангане, откуда мы в свое время семьей переехали в Аксы. Наманганский госуниверситет (бакалавр), потом училась в Джалал-Абадском государственном университете.

- Вы рассказали об отрезке жизни в Узбекистане…

— Да, наша семья родом из Узбекистана, и мы там прожили хорошее время, просто пришло время вернуться на историческую родину. И переехали в Аксы. Раньше, когда не было границ, мои предки переехали в узбекский Наманган и там у них дела шли хорошо — было много скотины, все жили хорошо. Потом решили вернуться на родину, а  тут случился падеж всего скота! Это был знак, что насиженное гнездо лучше не бросать. Но потом, конечно, я уже была студенткой, когда наша семья приняла окончательное решение все-таки обустроиться в Кыргызстане.

- А в связи с чем вы решили вспомнить о дипломе педагога?

- Просто любовь к профессии…  Эту профессию я получала не зря, я очень люблю детей, и я очень боготворила своего первого педагога, Шумилову Марину Римовну, которая настолько была для меня примером во всем — мне нравилось походить на нее во всем!

И вот через несколько лет пребывания в Москве стала задумываться об использовании моих университетских знаний, параллельно стала замечать, что в России на киргизских тоях (пир или банкет. — Примеч. ред.)   взрослые люди не придают значения тому, скучно ребенку или нет.

Никогда не забуду случай, когда тамада на одном из тоев придумал детям «игру» — предложил спрятаться под столами. Выяснилось, что он завладел вниманием детей, чтобы те просто не отвлекали взрослых — дети спрятались и ждут, что сейчас произойдет что-то интересное, только ведущий им больше ничего не предложил!

Б. Алимкулова: диаспора заинтересована в решении детских проблем

Меня это поразило: ну как можно издеваться так над детьми? И я задумалась, что надо что-то делать. Дело не в том, что эта ниша тогда никем не была занята, просто услуги аниматора в Москве всегда стоили дорого, скорее всего наши люди не могут себе этого позволить. Я подумала о них, потому что детство сильно влияет на дальнейшую жизнь. Я в свое время повидала все — и цирк, и кино. Я выросла в дружной и светлой семье, где для детей ничего не жалели, и внимания нам всегда хватало.

А дети мигрантов, их жизнь… Это надо за ними понаблюдать: все время сидят, уткнувшись в родительский планшет или телефон, могут пойти в садик и сидят дома.

В будущем мне хотелось бы, чтобы для них была открыта воскресная школа, студия мастер-классов.

- Наверное, не так много тех мигрантов, которые могут отдать ребенка в детский сад?

— Большинство все же не могут отдать детей, разве что те, кто нашел свою нишу и занимается предпринимательством, но таких, как знаете, мало…

В 15-16 тыс. рублей может обходиться родителям садик для одного ребенка, а учитывая доходы мигрантов, это огромная сумма денег. Будущее таких детей — что с ними будет?.. Об этом давно пора задуматься на всех уровнях.

Дети мигрантов  — у них ведь трудности общения, им тяжело влиться в общество, не могут попросить игрушку… Какой из него вырастет человек?

Конечно, есть активисты киргизкой диаспоры, которые предоставляют бесплатно кафе для проведения праздников в День защиты детей. Или спонсоры у нас были, которые привезли детям несколько коробок мороженого — как же дети были счастливы! Диаспора, я вижу,  заинтересована в решении детских проблем, о которых я сказала выше, но четкой программы пока нет.

Беседовала Айгуль Ниязалиева