- Венера, мы в курсе, что вы принимали участие в бизнес-форуме в качестве владелицы ателье по пошиву женской одежды в Москве, как вы оказались в Москве и как давно работаете на себя? 

— Я приехала в Москву год назад, на себя я работаю давно, с момента окончания средней школы в Бишкеке. Никогда ни на кого не работала, по приезде в Москву устроилась в магазин одежды в одном из торговых центров,  но сразу все пошло не так — проработала там минут сорок…

- Сколько?!

— Да, сорок минут, потому что телефон отобрали, на обед 15 минут, сидеть нельзя, разговаривать с сотрудниками тоже, меня это, привыкшую жить по другим правилам, не устроило и я ушла.

Я в очередной раз поняла, что на кого-то работать — это не мое, но на первых порах надо было где-то зацепиться.

Я думала, как открыть свое дело, и мне представлялось это нелегким процессом. Но, учитывая мое юридическое образование, которое помогло сориентироваться в подобных вопросах, я поняла, что невозможного ничего нет, и через месяц я открыла свое дело.

- А что это дело из себя представляет?

— Это марка женской одежды, которую мы патентуем и оформляем на российский лад — патентуем в соответствии с российским законодательством,  а вообще это несколько видов деятельности в сфере пошива одежды. Когда я приехала, думала, что открою просто дом быта, буду реставрировать одежду и этого достаточно.  Потом стало понятно, что на одной реставрации далеко не уедешь, решила сотрудничать с шоу-румами, с интернет-магазинами.

Для них придумываем модели и фасоны, определенной фактуры и дизайна, кто-то хочет повседневную одежду, кто-то вечернюю, некоторые приезжают с готовыми тканями из Милана или Парижа и говорят, придумайте нам что-нибудь красивое или хорошее в соответствии с концепцией их магазина. И мы придумываем…

Кстати, одежду реставрируем тоже, но сейчас не сезон, летом все в отъезде, особо хорошей прибыли нет. Помимо этого я веду курсы кройки и шитья — я ориентировалась на местное население, но в данный момент ко мне ходят соотечественники.

Рады всем: история многонациональной Москвы
Рады всем: история многонациональной Москвы

- Вы говорите об устройстве своего бизнеса, мы понимаем, что сегодня в мегаполисе без интернет-рекламы не обойтись. Как по-вашему, какая площадка всего эффективнее всего?

— С рекламой я столкнулась еще в Бишкеке, у меня был очень хороший опыт, в Интернете очень много бесплатных рекламных площадок — тот же Google, «Яндекс», но в данный момент это «Инстаграм». Когда приехала, основные подписчики были из киргизского сегмента, в «Инстаграме» у меня три страницы, которые я и продвигаю. За последние полгода заметила, что российских подписчиков стало больше. Мы разыгрываем подарки, также подключаем профессиональное продвижение своей страницы, раз в полгода. 

Клиентов я тоже находила через «Инстаграм», мне приходилось просто им отправлять СМС-сообщения, и тогда я поняла, что в день можно отправлять всего 20 сообщений в дайрект.

Все мои клиенты оттуда — я находила довольно раскрученные магазины и шоу-румы, которым отправляла коммерческое предложение на предмет отшива и придумывания фасона одежды в небольших количествах. Мы им показали образцы  отшитой одежды, им понравилось, и мы стали сотрудничать. Семь магазинов Москвы сотрудничают с нами. Один из них — свадебный салон, где цены выше среднего. 

На 7,7 млрд рублей пополнили мигранты бюджет Москвы за пять месяцев
На 7,7 млрд рублей пополнили мигранты бюджет Москвы за пять месяцев

- Каков ваш штат, трудно ли найти помещение для швейного цеха?

В принципе сложностей не было, помещение я нашла через ЦИАН, так как я здесь новичок, мне приходилось все самой искать. Но есть одна истина — помещение надо искать ближе к центру, поближе к метро, это оправдает все. Это в районе недалеко от Садового кольца.

Первый раз я сняла помещение, до которого надо было долго идти от метро «Борисово». Потом стало ясно, что люди далеко от метро не ходят, да и самой мне было неудобно. Моим заказчикам это было тем более неудобно. Сейчас это офис недалеко от Садового кольца, там небольшой кабинет 27 квадратов и две швеи…

- Что было с оборудованием для шитья?

— Тяжело было найти оборудование, в Москве пользуются несколько другим оборудованием, тот же Китай, но все более модернизированное.

Во-первых, в Москве все дороже, б/у в Бишкеке найдешь за десять тысяч рублей, в Москве это будет за 35 тысяч.  Я из Бишкека две машинки привезла, а остальное дополнительное специальное оборудование  докупила уже здесь. На них, последних, намного удобнее работать.

- Как вы отслеживаете качество продукции?

— Проверяя работника. Я даю ему модель. Если первое и второе задание он провалил, значит, я с ним не работаю. Мой работник в создании костюма это все в одном — кроме кройки, он занимается всем. Но я поняла, что в Москве хороший раскройщик — это дефицит. Тем более найти хорошего мастера для индивидуального пошива сложно. А так как у меня был хороший опыт, крой я делаю сама. Отслеживать бизнес нетяжело, потому что мы не шьем большими партиями, пару линеек где-то. Одно платье я могу раскроить за 10 минут…

- О «полном» сегменте. Известно, что в России, так же как и в Кыргызстане, хватает покупательниц plus-size, как по-вашему, это выгодная ниша для дизайнера?

— Так как plus-size выходит за рамки стандартной линейки, это относим модель к индивидуальным пошивам, приходится измерять определенного человека. С массовым выпуском 56-го размера сложнее, потому что полные женщины по-разному сложены: у кого-то бедра поуже, но большой бюст, вообще на «массовке» для 54-56-го размера шьют широкие плечи, что еще больше увеличивает габариты, а по факту у многих плечи узкие. Лучше с такими размерами работать индивидуально. Не берусь судить, насколько это выгоднафя ниша, так как мы занимаемся маленькими партиями.

Тина Курманходжаева
Тина Курманходжаева: Хочешь бизнес в Москве, не нарушай законов!

- Мы недавно видели вас на одном из бизнес-форумов, который собрал передовых киргизов Москвы, каково ваше отношение к диаспоре?

— Когда я только приехала, мне сказали, что тут киргизы друг с другом сплоченные, проводят много проектов, форумы, совещания, посиделки, мы удивлялись этому.

Конечно, меня очень интересует жизнь киргизов здесь — я смотрю на своих учениц, многие работают на уборке, посуду моют, график работы у них по 12 часов. Отчасти поэтому я открыла курсы кройки и шитья для помощи тем, кто хотел бы развиваться. Есть пара учениц, которых я готовлю для открытия своего шоу-рума. Также меня привлекает благотворительность, были недавно на "Шатре Рамадана" у Ильдара Аляутдинова, пообщавшись с представителями муфтията я пришла к мысли о благотворительных курсах швейного дела для мигрантов — раз в неделю.

Кстати, я думаю, что здесь, в Москве, к мусульманам относятся достаточно лояльно, москвичи спокойно принимают то, что среди них живут мусульмане.

- Мигрантки в Москве, ваши соотечественницы, среди них немало прогрессивной молодежи, но по большей части это просто сельские женщины, приехавшие подзаработать. Вас как модельера визуально они радуют или печалят?

— Честно говоря, печалят, но когда ты видишь человека, ты понимаешь, что он твой земляк, он здесь временно, и ему нет особого смысла особенно наряжаться, когда у него масса своих проблем и ему надо быстрее их решить. Хотя и я стала приспосабливаться к московской жизни: местные жительницы привязаны к брендам, но одеваются все с точки зрения удобства, так и я: раньше меня в Бишкеке без каблуков никто не видел, а теперь надела кеды и вперед…

Беседовала Айгуль Ниязалиева