Недавно временно исполняющий обязанности губернатора Московской области Андрей Воробьев официально выдвинул свою кандидатуру на пост главы вышеуказанной области  и подал документы на регистрацию. А накануне он ответил на вопросы «Московских новостей», рассказав о главных проблемах региона. Затронул он и тему мигрантов в регионе.

 - Характерная особенность нынешней предвыборной кампании - громко зазвучала тема миграции, которая раньше была прерогативой политиков, скажем так, маргинальных. Теперь о ней говорят и представители партии власти, в том числе и вы. Почему? Проблема стала слишком острой или просто хочется сыграть на настроениях людей?

- Для Московской области тема миграции не является ни популистской, ни предвыборной. Мигрантов у нас 1,08 млн человек, но 25% из них здесь только живут, а работать или учиться ездят в столицу. В Подмосковье они приезжают только ночевать. Все эти люди, естественно, находятся в социуме, ходят по улицам, а нередко и живут по 10-15 человек в одной квартире. Вполне понятно, почему это не нравится жителям. Чтобы решить эту проблему, мы на треть снизили квоту на привлечение иностранной рабочей силы - со 150 тыс. до 102 тыс. человек, а всех нелегальных мигрантов намерены отправлять домой, для этого проводим рейды и создаем центры временного содержания мигрантов. Очень важно и то, о чем сказал в своем послании президент, - это загранпаспорта и визовый режим для иностранцев. Эти меры создают дополнительные возможности для контроля, и мы их поддерживаем двумя руками.

- Но ведь рейды уже проводятся.

- Рейды сегодня проводятся от случая к случаю, а должны проходить регулярно. У нас есть район, где глава занимается этой проблемой ежедневно, и мигрантов у него практически нет. Я хочу, чтобы все главы заразились этим и пришли к такому стилю работы.

- Где это?

- Это в Ступине.

- Если есть необходимость рейдов, значит, не ведется регулярная работа и кто-то закрывает глаза на «серые» зарплаты, на незарегистрированных людей, живущих на этой территории.

- Это так. Для того чтобы навести порядок, на местах необходима комплексная работа всех контролирующих и надзирающих органов. Работа прокуратуры по контролю за работодателями и чиновниками, а Федеральной миграционной службы, полиции и ФСБ - за соблюдением миграционного законодательства.

- Вы служили во внутренних войсках, причем в самые горячие годы, перед распадом Советского Союза. Вам приходилось сталкиваться с межэтническими конфликтами?

- Я только с ними и сталкивался.

- Где?

- Первый раз в Карабахе, второй раз в Фергане и Коканде, когда титульная нация прогоняла крымских татар. Я не хотел бы подробно об этом рассказывать, но люди тогда лишались своих жилищ, и это заставляло их уезжать.

- Это страшно?

- Это горе, это смерть. Конечно, страшно.

- Что, по-вашему, стало тогда причиной подобного развития событий? Ведь многие боятся, что нарушение того национального баланса, о котором вы говорите, как раз и способно привести к подобному сценарию.

- Те события имели другую природу, и чтобы обсудить их, необходим отдельный разговор. Важно вынести другое: люди, которые приезжают в страну, в частности в Россию, должны строго следовать букве закона, соблюдать правила общежития, изучать язык, уважать обычаи. Словом, вести себя так же, как они хотели бы, чтобы приезжие вели себя и у них дома.

- Может быть, проще сделать небольшие национальные анклавы, районы, - «Маленький Узбекистан», «Маленький Таджикистан». Много где в мире такие районы есть...

- Пусть где-то в мире это существует и дальше, но я против анклавов, считаю это вредным. У нас и так многонациональная страна, и нам проблемы национальных анклавов или автономий точно не нужны.

- Но процесс стихийно уже идет, в том числе и в Подмосковье.

- Я бы не сказал, что он идет. Есть городки, где живут мигранты, но я бы излишне не драматизировал. В случае если муниципалитет, строительная организация или другая компания хотят нанять мигрантов, они должны следовать установленным правилам и заботиться о тех, кого они пригласили.