В пресс-центре РИА Новости 12 ноября прошел круглый стол на тему «Модели межэтнической и межконфессиональной толерантности на постсоветском пространстве», инициированный порталом «Россия для всех» и приуроченный к отмечаемому 16 ноября Дню толерантности.

Участник дискуссии - руководитель Центра исследования межнациональных отношений Института социологии РАН Леокадия Дробижева, рассказала журналистам о том, как в России формировалось понятие «толерантность», как наши сограждане относятся друг к другу и к иностранцам, как наладить межнациональное согласие и почему это сделать предельно важно.

О том, насколько сегодня употребим сам термин «толерантность»

Он был дискуссионным с самого начала. Мы в 1995 году в научной среде готовили программу по толерантности, и уже тогда этот термин вызывал дискуссии. Некоторые коллеги под толерантностью подразумевали свойство не замечать национальную принадлежность личности, а другие отмечали, что этот термин иностранного происхождения и нужно его заменить каким-то русским словом, например, «терпимость». Однако первые, кто откликнулись на неприемлемость такой трактовки, были наши коллеги из Республики Саха (Якутия), отметившие, что они 70 лет терпели, а теперь нужно придумать другой термин. И мы стали думать о том, как трактовать понятие толерантности.

Отмечу, что сам термин вполне можно было принять, потому что он международный, то есть входит в международные документы. Вопрос заключался лишь в том, как его трактовать.

Какое определение толерантности наиболее приемлемо

Мы проводили фокус-группы, анализировали мнение различных слоев населения - из этого опыта должна вам сказать, что лучше всего люди под определением толерантности понимают готовность принять человека другой культуры, уважать эту культуру в пределах закона. При этом важно понимать, что если элементы поведения или культуры выходят за пределы правового поля, тогда их принять нельзя.

Отмечу, что представители духовенства предлагали нам говорить о любви друг к другу. Но другие эксперты отметили, что это определение толерантности не очень прижилось. В результате мы сделали вывод, что, говоря о понятии толерантности, представителям разных этнических групп вовсе не обязательно любить друг друга, но уважать - обязательно.

Кроме того, когда термин начинает широко использоваться, нужно принимать во внимание и обстановку, которая сложилась в том или ином регионе и в целом в стране. О какой толерантности мы можем говорить, когда у нас есть Бирюлево и убийства на национальной почве?

Об отношении россиян к представителям других культур

Как социолог могу сказать, что большая часть населения нашей страны проявляет готовность взаимодействовать с людьми другой культуры. Возьмем данные различных организаций, которые занимаются изучением общественного мнения, будь то Левада-центр, ВЦИОМ, Институт социологии РАН и т.д., и мы увидим повторяющиеся данные: люди, неготовые как-либо контактировать с представителями другой культуры, составляют порядка 30%. Есть другие цифры - 60% россиян, которых раздражают спонтанные контакты с представителями других народов. В данном случае имеется в виду ситуация, связанная с притоком мигрантов, когда местное население вынуждено общаться с приезжими. Это реальная проблема.

Напомню, что Россия уже заняла второе место после США по числу принимаемых иммигрантов и по высоте контактов межкультурного характера. Надо понимать, что не везде и не всегда мы имеем положительные результаты, не всегда этот контакт благоприятно формируется.

Национальный вопрос как гарант безопасности страны

Отмечу, что неслучайно, будучи кандидатом в президенты, Владимир Путин свою вторую статью в предвыборной кампании посвятил национальному вопросу («Россия: национальный вопрос», январь 2012 года - прим. ред.), неслучайно он создал Совет при президенте по межнациональным отношениям и неслучайно сейчас так активно разрабатывается концепция национальной политики. На мой взгляд, это связанно с теми тревожными настроениями, которые ощущаются в обществе. Я бы сказала, что национальный вопрос прямо связан с проблемой безопасности страны, и Русский марш, проведенный в начале ноября этого года, еще раз подтвердил это, ведь его участники ставят вопрос не только об отношении к людям другой культуры и национальности, они отразили состояние самосознания и настроение большинства. А это уже вопрос государственного устройства страны: согласно Конституции, Россия - общий дом народов, многонациональная страна, и встает вопрос: согласно ли население с этим? В 1994 году у нас отвечали на этот вопрос положительно 65% россиян, а сейчас только 41%. Сегодня граждане заявляют, что русское большинство должно иметь особые права. При этом в республиках сложилась другая картина: 80-90% населения (не только татар, башкир, якутов, но и русских, проживающих в этих регионах) считают, что все национальности равны и Россия - наш общий дом.

О роли СМИ и методах общения с мигрантами

Пресса - великое дело, нужно иметь в виду, что журналисты могут помочь привить миролюбивое отношение у граждан друг к другу.

Однако нельзя сводить проблему разобщения и толерантности к единому образцу. Одно дело - российские народы, для их взаимодействия существует одна модель, призванная повышать уровень благожелательного отношения друг к другу. И совершенно другие подходы необходимо применять при решении вопроса миграции, когда люди временно находятся на территории нашей страны. Для них нужна отдельная программа адаптации, а отношения нужно строить по принципу взаимовыгодного сотрудничества.