Кыргызстан - страна билингвистов, в котором государственным языком считается киргизский, а официальным русский.  Но двуязычие это в быту выражается забавно. Зачастую,  забежав в какую-нибудь овощную лавку в Бишкеке, от продавца приехавшего на заработки из какого-нибудь дальнего района, можно услышать типичную фразу: «Огурцы - арзан (дешевые), помидоры-кымбат (подороже). И так повсеместно. Сказ о  том, что так смешанно киргизы заговорили после начала трудовой миграции в Россию - всего лишь миф.

А теперь перенесемся в Москву - на одну из центральных улиц, где мигранты из Кыргызстана бойко ведут свою деловую жизнь - занимаются извозом, оказывают услуги регистрации, продают билеты  т.д. На вопрос о том, как они реагируют на наличие киргизского центра в Москве, где учится только местная молодежь - Катя, Оля, Таня и другие, они оживляются не особо. «Ну, хорошо! Ну, отлично» - и весь ответ. А кто-то даже сказал, что это мешает - полиция не должна знать, о чем переговариваются между собой мигранты!

И все же, несмотря на такую вялую реакцию ребят из Кыргызстана, мы решили выяснить, как давно функционирует это необычное отделение в МГЛУ на Остоженке, которым руководит  Женишкуль Байтерекова. Начав разговор о кафедре, мы сами  плавно перешли к самой проблеме языка в жизни и быту кыргызстанцев - государственного и официального.

- Женишкуль  Саматовна, как давно существует этот центр при кафедре?

-Этот межправительственный проект начался в 2004 году. Реализовался он между Бишкекским государственным университетом с Московским Государственным лингвистическим университетом.  В МГЛУ уже были кафедры с изучением армянского, казахского, украинского языков. При поддержке посольства КР в РФ и министерства  образования республики, киргизский стал четвертым в МГЛУ. После того, как был открыт  конкурс на преподавателей в Бишкекском государственном  университете,  заявок на участие было подано в большом количестве. В том, что я попала в этот проект, я вижу знак судьбы, так как в него я попала без связей и знакомств, в отличие от многих других, как я узнала позже. Впервые в истории развития нашего языка, он преподается  за рубежом как  обязательный предмет.  Вначале было так - первый обязательный язык был английский, второй немецкий, а третий киргизский. Как я помню,  в первый раз в нашей группе набралось  12 человек.

- Как реагировали на язык ваши студенты?

- Реакция студентов была очень разная. Если в советское время про нас в  союзных республиках  знали, то после 90-х годов ситуация изменилась в корне.

  Более того, в начале чувствовалось, что нет достаточной настроенности ребят на изучение  малознакомого языка.  Я согласна с тем что, все зависит от преподавателя, его умения заинтересовать предметом. Но постепенно мы на кафедре  стали придумывать различные дополнительные программы для того, чтобы заинтересовать студентов.

В один из дней, например, наш центр посетил писатель Чингиз Айтматов с лекцией на тему о нашей стране - и что вы думаете? Отношение  к языку поменялось тут же! Оказалось, что это был такой стимул, что результаты дали о себе знать в ближайшее время.

Так мы стали приглашать известных личностей, которые, несомненно, внесли свою лепту в развитие этого проекта. Сегодня оглядываясь назад, могу сказать, что начинали мы с некоторым страхом и сомнением - как встретят наш язык? Но обнаружилась еще одна особенность московских студентов, которую я для себя отметила - они очень любознательны и живо интересуются всем что их окружает. На мой взгляд, эта черта характера российских студентов должно вызывать большое уважение.

- Сколько было выпусков за 9 лет?

- Один. Мы работаем не по такой системе, по которой  студенты факультета проучившись пару лет языку, сдают экзамен и переход другой курс. Киргизский язык является специальным предметом, который изучается на протяжении всех пяти лет. Второй выпуск намечается в 2013 году.

-Предусмотрена ли какая-нибудь практика для студентов?

-В октябре 2012 года наши студенты съездили в Кыргызстан на двухнедельную практику. Трое девушек посетили  госструктуры республики, воочию ознакомились с культурой и традициями народа, продемонстрировав знание языка. Кроме того, программа обучения сама по себе  обширная. Это не просто учебник по изучению языка и литературы. Это цельный комплекс включающий в себя и историю, и литературу, и грамматику на электроресурсах, эксклюзивный практический курс, в разработке которого участвовала лично я. Интересной изюминкой является то, что книги эти богато иллюстрированы картинками, не зря говорят что книги сказок для детей с изображениями героев воспринимаются гораздо лучше, чем просто томик с рассказами. А студенты в процессе изучения, те же самые дети, которых надо увлечь на заданную тему. Также подробно освещается тема эпоса «Манас» и жизнь современных киргизов за рубежом.

-С точки зрения сохранения и распространения киргизского языка это просто потрясающий проект. Но при этом, сами киргизы зачастую испытывают ряд языковых барьеров - мигранты в Москве могут плохо владеть русским, жители Бишкека наоборот - плохо владеть родным киргизским...

-Да, совершенно верно, мы говорим о категории бишкекчан, которые на родном языке говорят плохо. Почему это происходит? Для такой республики как Кыргызстан очень важно развивать качественный билингвизм. То есть, человек стремясь, чисто и грамотно говорить на русском, забывает о ценностях родного языка. Или наоборот все кричат о сохранении государственного языка, при этом русский язык остается в стороне. И та и эта задача выполняется к сожалению недостаточно полно. Пока  наши сограждане говорят, мешая в равных пропорциях два языка - киргизский с русским, но в этом несовершенстве они не виноваты. Нужно серьезней отнестись к проблеме. Почему-то в сознании граждан два языка сосуществуют негармонично. Или часть молодежи хорошо говорит на родном и плохо на русском, или часть ее производит впечатление человека, выросшего в одном из центральных городов Российской Федерации - так он грамотно и хорошо владеет русским. А родной при этом у него хромает.

-Ваш взгляд, на сохранение культуры языка в среде мигрантов?

-За эти 9 лет я услышала столько разговоров о том, что нужна школа для детей соотечественников если не полностью, то с этнокультурным компонентом. Открытие хотя бы одной воскресной школы,  значительно повлияло бы ситуацию с языком. Хотя я понимаю, что это сложный процесс. Нужна учебно-методическая база, постоянное финансирование. Были конечно, попытки открыть подобные учреждения при посольстве и в культурных центрах диаспоры. Но пока ничего еще толком  не добились.

В основном все находится на стадии идеи.

-Это реализуемо?

-Конечно, потому что потребность  велика. Родители заняты только работой, а в это время дети забывают свой язык и культуру. Если взять моего сына, он закончил здесь школу, благодаря мне он не забыл язык. Если первое слово ребенок сказал на родном языке,  у него есть шанс свободно заговорить на нем. Это мое мнение.

-Могут ли детки заговорить на родном языке, если они родились и выросли в русской среде?

-Да. Гены все равно делают свое дело. У меня был один  студент, он нуждался в освоении структуры языка, когда он ухватил принцип строения языка, он начал говорить.

Ко мне, кстати, немало приходят  киргизских ребят, которые родились здесь. Они ко мне приходят просто так, за советом, которым я, например, могу дать свою книгу. У таких ребят спустя 20 лет жизни вдали от родины и родного социума, тоже внутри  что-то просыпается.  Чувство патриотизма, интерес к корням, генам, народному укладу.

Что интересно, здесь в Москве много педагогов, которые могли бы работать по профессии и в этих самых воскресных школах, ведь условия для этого есть.Но как правило они заняты или в клининге, или в кулинарии.

Я лично не могу этому всему уделить времени, но если кто-то возьмется было бы замечательно. Возьмите армян, казахов, азербайджанцев - у них все подобное есть. Это обязательно - мы должны об этом думать.